V

БУТО

Индия. Гоа. Арамболь. 20 февраля 2017 года. 6.15 утра, вот-вот взойдёт солнце.
Лидия Круглова совершает пробежку по пустынному пляжу, наслаждается океанским воздухом и вдруг видит, что у кромки прибоя валяются три трупа в уродливых позах – два мужика и молодая женщина, европейцы. То ли выкинулись из воды, то ли сбросились с самолёта – неизвестно.
Read more...Collapse )
V

ЗАПИСКИ СОСЕДА. МАРТ

Март чего-то тёплый. Кто-то, может, удивится, но не я. Потому что у меня дневник есть. И в дневнике моём записано, что зима в этот год началась 25 октября 2016 года. На целый месяц раньше. Вот и кончилась на месяц раньше.
Сегодня 25 марта 2017 года, и похолодало маленько. Идти уже никуда не хочется, хоть и солнце. Зябко как-то. И так неуютно неделю ещё будет, говорят. А дерьмократы завтра собираются без разрешения по улице Горького ходить. Бузить против власти. Что, мол, ворует. Ну, и завтра им навтыкают! По первое число. А я бы на месте Путина вообще это дело прикрыл. Ничего хорошего от этого Навального не будет, одни беспорядки. Сталин бы, конечно, такого не допустил – быстро бы отправил куда следует. Поэтому народ Сталина и ценит, до сих пор цветы несут. Но Путин тоже подходящий. Порядок есть. Улицы метут. Войны нет. В мире побаиваются. Пенсию какую-никакую платят – на еду хватает. Мы с супругой никогда так не ели, как сейчас: и бананы, и мясо всякое, и конфеты любые. А водки, например, я не пью. И не курим никто. И дочки наши сыты и обуты. И мужья у них есть. Чего ж ещё надо?! Этому Навальному? Я бы написал, чего ему надо, но не стану здесь бумагу портить.
Позавчера в Киеве убили убежавшего депутата Воронёнкова. Иуду. Говорят, что убили хохлы. Но я думаю, не хохлы. У меня своё мнение на этот счёт есть. Считаю, что все убийства такие происходят из-за денег. Или из-за бабы. И Листьев Владислав, и Вороненков этот – всё из-за бабла, как сейчас говорят. Я объясню, почему я так думаю.
Дело в том, что человек по сути – это животное. Но не целиком. Одна часть в нём – животное, а другая часть – человек. У всех по-разному эти части. У кого-то больше человека, у кого-то – наоборот, больше животного. А есть, что и чистое животное, ничего человеческого нет.
Человек никогда не убьёт другого человека, а вот животное убьёт запросто. А за что, спрашивается, животные убивают друг друга? А убивают животные друг друга или за добычу, или за самку. Больше не за что. Ведь не за идею же они грызутся? Вот и получается, что все такие заказные убийства – из-за денег. Или не поделил с кем-то наворованное этот Вороненков, или у кого-то бабу украл, певичку эту белокурую. Вот так я думаю.
V

СЕДЬМОЙ УРОК

Быль.
Шестой урок был посвящён возвращению Крыма России. Наступила третья годовщина, и Ольга Валентиновна рассказывала нам всю крымскую историю. Что когда-то Крым принадлежал царской империи, потом – СССР, а потом почему-то стал принадлежать Украине. Но три года назад власть на Украине захватили фашисты, и Крым снова достался России.
- Крым теперь наш! – радостно сказала Ольга Валентиновна, но, честно говоря, её мало кто слушал.
Был последний урок пятницы, за окном начиналась весна, и хотелось побыстрее туда, на улицу. На свободу. Сегодня можно было заслуженно погулять часа два, а то и три, без наезда родителей, и мало кто потащился домой. Шестой «А» чуть ли не всем составом вывалился со двора, и какое-то время мы просто стояли у стадиона, дышали воздухом. Наслаждались жизнью.
- Травка зеленеет, солнышко блестит! – продекламировал Ваня, и все засмеялись.
Травкой, конечно, не пахло, но и снега нигде не виднелось. Таджики подгребали мусор на газонах. Было сухо, солнечно, тепло и весело.
Read more...Collapse )
V

ЗАПИСКИ СОСЕДА. 17.02.2017

Люди живут как животные. Не помнят, что было позавчера. Про вчера ещё, может, помнят, а позавчера точно забыли. Да и зачем помнить? Какая от этого польза? Никакой.
Но всё-таки я зачем-то записываю свою жизнь иногда. Жалко бывает: проходят дни, а куда проходят, кому это надо?
Сегодня вот 17 февраля 2017 года. День паршивый, мрачный. Снег идёт, и градуса два, наверно, мороза. Жена говорит: иди в сберкассу, платить пора. Я говорю: холодно, недомогание у меня. Она говорит: иди, я убираться буду. Вот такой разговор. Не в настроении она сегодня. То ласковая, чуть ли не пятки лижет, а то - как гадюка, змея злая.
В общем, я пошёл в сберкассу. Только чтоб из дома уйти. А там девчонка в зале стоит, симпотная такая, работница ихняя. Помогает, кому нужно. Катей зовут. На груди карточка. Я говорю: Катя, вам что-нибудь говорит имя «Катюша Маслова»? Спрашиваю у неё так, со значением. Она улыбается. Не понимает. Я говорю: вы, говорю, романы читаете? О любви? Она опять не понимает. В общем, дура дурой. Показать ей Ленина – не скажет, кто такой.
Пошёл я домой. А у второго подъезда Володя-хромой на лавочке сидит, снегом засыпанный. О, говорит, выручай! Сходи в «Монетку», возьми чекушку, а то боюсь навернуться – скользко. И деньги мне даёт – двести рублей. Ну, я принёс. Он сразу головку – трык – скрутил и половинку сразу отпил из горлышка, мне не предложил – знает, что я не пью. Губы рукой вытер и смотрит на меня. И даже не закусил. Ну, говорит, как дела-то? А чего у меня дела – нормально. Нормально у меня дела, на пенсии сижу. И сколько, он спрашивает, пенсия у тебя? Сколько тебе Путин любимый не пожалел? Я говорю: пятнадцать почти, с лужковскими…
И причём Путин? У них, у дерьмократов, как что случилось, так сразу Путин! Как кость в горле. Я так подумал, не сказал вслух.
- Да, - Володя говорит, - богато, - и покостылял к себе в подъезд.
А я к себе пошёл.
Прихожу, а дверь на собачку закрыта, не открывается ключом. И пылесос, слышу, работает. Хрен достучишься! Минут пять стучал. Ладошку отбил.
Открывает моя наконец. Румяная. Ты, говорит, чего так быстро? Не заплатил что ль? И ласковая! У меня прямо сердце забилось. Что-то не так, чувствую. Что-то какая-то ласковая.
Прохожу в дом. В одну комнату иду – никого. В другую – никого. Жена говорит: ты чего ищешь-то? Ты бы хоть разделся. И за мной ходит – шлёп-шлёп. А глаза, вижу, врут, врут глаза! Я за сорок лет её как облупленную изучил. Все её повадки знаю, как собственные. Никого, говорю, не ищу. Смотрю, как ты убралась. Хорошо или нет.
Жена плечами пожала и говорит: ты в шкафу ещё не посмотрел, дурак старый. И ушла на кухню.
V

ЗАПИСКИ СОСЕДА, 7 февраля 2017

Кончился белый хлеб. Пошёл за хлебом. А холодрыга страшная. За 20 градусов, наверно. Не меньше. Стал думать, куда идти: к метро – там хлеб свежий всегда, или через дорогу, к Ане. Решил к Ане, чтоб жопу не морозить. Но всё равно надел тёплые штаники вниз и носки вторые. Пошёл. Мороз хватает. Но штаники не пробивает – молодец, что надел.
Захожу к Ане, а у неё три мента стоят – здоровые, чёрные, как короеды. Стоят и не покупают ничего. А я заранее деньги приготовил – 20 рублей. Рублями набрал на комоде в пепельнице – мы туда мелочь складываем. У метро батон белого 21 рубль стоит, а у Ани – 20. И вот Аня кладёт эти мои железные рубли на столик и считает: раз, два, три – а сама на меня как-то странно взглядывает и будто чего-то показывает лицом, будто что-то сказать хочет, а не может.
Я батон взял, подмышку засунул и пошёл к выходу, на ментов зыркнул так, а они молчат, ждут, чтоб я ушёл. И никого больше в магазине нет – покупателей.
Вышел я на улицу, а сам думаю: э, думаю, что-то здесь не так, что-то Аня мне сигнализировала. Она, Аня эта, честно говоря, зараза ещё та – торгашка конченая. Лет 45, пергидрольная блондинка, рожа кукишем, глазки бегают. Но живой же человек. А вдруг зарежут её или что?! Может, это не менты вовсе, а какие-нибудь упыри переодетые, оборотни в погонах?
В общем, прошёл я потихоньку вдоль дома и шасть к витрине, где магазин должен быть, где Аня стоит. Смотрю, а окно всё полками заставлено, коробками, но всё-таки одна дырка есть, я в неё и стал смотреть. Смотрю, а на меня, прямо в упор мент смотрит. Глаза чёрные, пронзительные, и говорит что-то в сторону и показывает кому-то, что, мол, вон – подглядывает тот мужик с батоном. Ну, я, конечно, тут же кинулся бежать – что я с ними сделаю один, с тремя мордоворотами?
Отбежал немного до тротуара, где людишки немного были, и пошёл с независимым видом, словно это не я был в магазине, а батон - за пазуху убрал.
Не знаю, что там с Аней стало, завтра спрошу.
V

ЗАПИСКИ СОСЕДА. ФЕВРАЛЬ

Второе февраля 2017 года. Засиделся я. Решил пройтись. И пошёл. Взял в рот холодок, чтоб не воняло – пародонтоз. И пошёл. Пошёл в магазин «Монетка». Взял красный перец одну штуку, мясистый такой, с небольшой кулак величиной, за 24 руб.14 коп. Взял одну красную луковицу за 8 руб. 50 коп. Бананов три штуки по акции, воды новотерской бутылку взял, да и всё, пожалуй. А, печенье ещё «Пальчики оближешь».
Из перца и лука я делаю салат. Режу тонко молодую капусту в стеклянную прозрачную миску – режу как волосики, бело-зелёные такие получаются. Потом тонкие полоски красного сладкого перца и лук фиолетовый кольцами и всё. Перемешиваю. Соль-сахар поровну, чуть уксуса девятипроцентного и масла постного ложек шесть. Перемешиваю опять, сверху листочки петрушки свежей – и в холодильник, пусть постоит, остынет.
Читать записки дальше...Collapse )
V

ХВАЛЬБА НОМЕР ДВА

Моя двенадцатилетняя внучка рисует день и ночь. «Что нарисовать?» - спрашивает. Я говорю – поварёшку нарисуй. Рисует.
- Что нарисовать?
- Жабу.
Рисует жабу. Быстро. Классно.
- Что нарисовать, дед?
Придумываю что-нибудь трудное, долгое. Рисует, старается. Но всё в конечном счёте в корзину, хотя рисунки действительно мастерские. Что с ними делать-то?!
Читаю внучке эпизоды игрового сценария, вот, говорю, нарисуй, допустим, этого Ивана Петровича, злодея – как ты его себе представляешь?
Начинает рисовать, потом черкает, комкает – не получается! Не буду!
И так всегда. Если для дела – не буду. А если в корзину – это сколько угодно.
Надысь удумала рисовать собак. Не просто собак, а собак к дням недели: собака-понедельник, собака-вторник и т.д. И присылает каждый день папе на телефон в качестве приветов.
Вот, решил похвалиться.
собакиCollapse )
V

ТЬМА, КЛУБЯЩАЯСЯ ПО УГЛАМ

Когда-то в стародавние времена служил я в рекламном бюро – снимал кино про спасение утопающих. И был в центральном аппарате ОСВОДа отставной моряк Макишин. Имел он имя-отчество очень замечательное по тем временам – Владимир Ильич, и, может быть, за это его и выбрали секретарём парторганизации.
Этот Макишин мне благоволил. Бывало, увидит меня, улыбнётся и пожмёт руку. Был он странным. Каким-то слишком ласковым для отставного моряка, слишком обходительным. И я даже заподозрил его чёрт знает в чём, держал ухо востро.
Оказалось, что и жили мы с ним чуть ли не в соседних домах и, случалось, встречались по дороге домой, и раза два или три Макишину удалось затянуть меня в пивбар «попить пивка» (хотя это я обычно затягиваю людей «попить пивка»).
Эти походы запомнилось двумя повторяющимися эпизодами. Во-первых, Ильич каждый раз навязчиво пытался заплатить за меня. А во-вторых, он очень странно пил пиво. Был он, знаете, мужчина такой солидный, седой как лунь, носил ёжик на голове, лицо имел вытянутое - огурчиком, гладковыбритое, черты лица крупные…
И вот этот господин приникал к пивной кружке, вытянувшись по стойке «смирно» (пили мы в стоячем баре), благоговейно закрывал глаза и медленно глотал, работал кадыком, отпивал примерно треть. Потом вытирал носовым платком губы и говорил хрипло так:
- Ты не представляешь, Володя, какое я получаю удовольствие!
Потом он повторял эту фразу слово в слово раз пятнадцать (как тот капитан, который тонул среди акул).
Разумеется, мне были его эти всхлипы не слишком интересны. Меня ждали друзья, жена. Я отхлёбывал своё пиво и представлял, как секретарь, так же закрыв глаза и вытянувшись во фрунт, приникает к какой-нибудь даме и бормочет её про своё удовольствие. Что-то такое вот, глупое. Я не помню, о чём мы обычно говорили с Макишиным, ни о чём серьёзном точно…. Я не знал, как мне себя с ним вести.

Read more...Collapse )
V

У БОНДА ВСЕГДА НАГОТОВЕ ПАРАШЮТ

Сегодня прочитал, что Путина застукали в новых формах «путинга». Оказалось, что возле него в качестве массовки фотографируются одни и те же люди в разных одеждах. Прикольно, да? Для экономии, видно, из-за кризиса…
Я представил, что мы сейчас переживаем новую (весёло-приключенческую) форму управления страной. Помните анекдот? Жили мы при Сталине как в трамвае – «половина сидит, половина – трясётся», жили при Брежневе, как в метро – скучно и по кругу…
А теперь – как в шпионском автомобиле: страшно, но страшно прикольно! Помните, как в фильме, кажется, «Коммандо» Арнольд Ш. «одолжил» у девушки (и вместе с ней) её машину для погони за кем-то. А девушка потом влюбилась в Арнольда – он смелый, сильный (машину, гад, помял только).
Сейчас все девушки влюбились в Путина. Он смелый, сильный, гонит машину на большой скорости куда-то (или от кого-то), все против него ополчились, а он – раз, раз – встал с колен – бац, бац – отобрал пестик спецприёмом – едва-едва не упал с обрыва. Но не упал. На последней ниточке удержался.
Жену свою, конечно, Путин по закону жанра из машины высадил. И деток высадил - опасно. Остались только мы, девушки - на поворотах уже не вскрикиваем, в полуобмороке, забились в угол, смотрим, чего будет, поскольку кино по сути только начинается, только разворачивается. Будет ещё много всякого – авиакатастрофы, тройные замены агентов, предательские удары исподтишка, борьба на ледоколе, ядерные шантажи и, наконец, большая страшная война, которую в самый последний момент удастся предотвратить.
А, может, не удастся.

P.S. Для сравнения прочитайте предыдущий пост про ТУ-154 и его пилота.
http://vl2011.livejournal.com/57700.html
V

РУКОТВОРНОЕ ГОРЕ

Я представил, что некий мужик убил своего сына, а потом уселся поминать убитого и проливал горькие слёзы.
А сосед мужика пришёл и стал укорять убийцу, бранить его последними словами.
А мужик рассердился на соседа:
- У меня, - сказал мужик, - страшное горе. А ты, подлец, глумишься над ним!
Read more...Collapse )